Закон Недостаточно Суров, Но Он Закон

Бесспорная позиция российского права заключается в том, что в тех случаях, когда государственные служащие не могут объяснить происхождение своего имущества, это имущество подлежит конфискации.

Дьявол, как обычно, в деталях.

Муж чиновницы приобрел автомобиль. Чиновники обязаны указывать в специальной декларации доходы свои и членов своей семьи - жены / мужа, детей. Средства на покупку автомобиля в декларации указаны не были. Прокурор подал иск о взыскании в доход государства стоимости автомобиля.

В суде чиновница предоставила свидетельства о происхождении средств на покупку автомобиля. Суд ее доводы отверг на том основании, что указанные ею источники не были отражены в ранее представленной декларации, а также потому, что "сами доказательства составлены и представлены в заседании с целью придания видимости законности приобретения транспортного средства".

Чиновница с решением суда не согласилась и подала апелляционную жалобу в Верховный суд Башкортостана. Суд обратился в Конституционный суд России с запросом о том:

Можно ли на этой стадии заявлять новые источники доходов, которые не были указаны в декларации? Можно ли забирать имущество, принадлежащее не чиновнику, а членам его / ее семьи? Можно ли взыскивать не само имущество, а его стоимость?

Конституционный суд сказал можно.

Это полностью соответствует мировой практике, но противоречит букве российского закона.

Согласно ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам" конфискации подлежит имущество, источники приобретения которого не указаны в декларации. В этом, по видимому, и заключалась воля законодателя: чиновникам предлагается объявить об источниках своего имущества, после чего опускается железный занавес и, "кто не спрятался, я не виноват".

Слабость такого подхода заключается в том, что он с необходимостью предполагает, что недекларирование доходов государственным чиновником само по себе является уголовным преступлением. Что не так.

Соответственно Конституционный суд трактует ст. 17 федерального закона как процессуальную норму о распределении бремени доказывания. Решение суда просто переносит бремя доказывания на чиновника: незадекларированные доходы презюмируются незаконными. Но эту презумцию можно опровергнуть.

На практике это означает, что чиновники могут "легализовать" свои доходы в любой момент, предъявив, к примеру, договор займа.

Тем не менее, решение Конституционного суда, очевидно, не повлияет на разрешение первоначального спора: суд первой инстанции уже оценил представленные доказательства не в пользу ответчицы.

Также может быть интересно

Бояркин Двор в социальных сетях